Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
04:52 

6 сезон, юст, фанфик

Название: «Седьмая минута»
Автор: Берегите ваши души (6 сезон)
Размер: мини, ~ 3 000 слов
Персонажи: Смерть, Дин, Сэм
Категория: пре-слэш
Жанр: юст
Рейтинг: G
Дисклаймер авторское осмысление мифологии СПН оставляем себе, остальное – создателям сериала
Саммари: За гранью бытия Дин встречается со всадником по имени Смерть, который говорит об истинном предназначении братьев Винчестеров и ставит старшего из них перед мучительным выбором…
Примечание: Текст может затронуть религиозные чувства верующих: в рамках канона СПН допускается авторская трактовка описываемых событий.



СЕДЬМАЯ МИНУТА


Вам дано знать тайны
Царствия Божия,
а прочим – в притчах.
Лк.8:10.





Тихо.

Только слышно, как касаются мокрого ледяного асфальта умирающие листья.

Тихо.

И он идет сквозь метель листопада и мелькающие людские лица, словно плывет над всей этой крошечной планетой, расположенной в маленькой Солнечной системе, в очень-очень юной галактике...

- Эй, смотри, куда прёшь!

Листья… Лица…

Иногда приходится стряхивать человеческую жизнь, как мусор, как пыль со своего плеча…

Тихо.

Глухой стук трости, будто ровный стук сердца, отмеряет течение времени. Тягучую бесконечность каждой крохотной секунды.

Впрочем, у него нет сердца…

Нет души…

Нет трепета всегда бесплодных переживаний…

Лишь абсолютное, беспредельное знание о существующем миропорядке. Вселенском равновесии, которое поддерживают Избранные.
Поэтому – он здесь.

Он – Всадник.

Тот, что древнее Бога - Смерть.




- Время смерти?!
- Больше трех минут, Док!
- Разряд!!!



Кто бы мог подумать, что однажды Дину Винчестеру будет суждено умереть в нелегальном медицинском кабинете, что расположен на втором этаже китайского магазинчика, торгующего мясом.

Перед смертью он слышал, как увесистые расчлененные туши падали на прилавок и отскакивали с мертвенно-глухим звуком. Их придерживали огромным ножом и продолжали кромсать, отхватывая лучшие куски, которые можно продать подороже. Потом деловито укладывали в неглубокие ящички лотков и хоронили в прозрачном холоде рефрижератора. По витрине зигзагами ползала муха. Ей хотелось преодолеть невидимую стену и проникнуть к мясу, ощупать мертвую плоть тонкими ворсистыми лапами, погрузиться, отложить личинки, из которых через какое-то время проклюнется новая жизнь.

Винчестеру казалось, что стоит коснуться пальцами стен, и рука станет липкой от жирной несмываемой грязи…

Не то, чтобы Дин боялся инфекции.

Он вообще больше ничего не боялся.

С тех самых пор, как его младший брат Сэм шагнул в горнило темницы Люцифера, прихватив с собой не только Сатану, но и его, Дина, душу.
На земле остался лишь кусок бесчувственного, окровавленного мяса, который почему-то привычно называли «Дин Винчестер».

…Электрошокер будильника по утрам: семь часов. Семь…

«Если всё получится, и я попаду в темницу, ты ведь понимаешь, что я не вернусь… Пообещай, что не будешь пытаться вернуть меня…»

Встать!

Втянуть ртом, безобразно искривленным в ежедневной агонии, больно прокондиционированный воздух…

- Всё хорошо, Дин? – теплое настойчивое жмется к мертвому - Лиза.

- Отлично.

Отстань. Отлепись. Отойди.

Женский мокрый поцелуй в самую середину его ладони.

И хочется сжать пальцы на ее лице, вдавливать до тех пор, пока ногти с треском не проткнут кожу. Передать боль…

Подмять под себя. Заставить почувствовать каменную ледяную твердость:

- Хорошо… Хорошо… Лиза… Ты такая… Светлая… Улыбчивая… Живая…

А ему остается лишь раскачивать цепенеющую плоть с каждым ударом…

Например, вколачивая гвозди в строящиеся дома или работая циркулярной пилой…

Биение искусственной жизни…

Чтобы к вечеру выложить себя в светящуюся витрину домашнего окна, безразлично присутствуя за семейным ужином: смотрите - жив… Стал уважаемым человеком. Даже получается своевременно кивать головой и проталкивать съедобные куски вниз по пищеводу.

День за днем…

Год.

А потом…

Потом встретить такого же мертвого, совершенно бездушного Сэма и радоваться, и шептать в бреду: «Слава Богу, я наконец-то умер! Это рай! Мы вместе…»

И вновь ошибиться.

Смерть нужно заслужить.

Заставить ее прийти.




- Четыре минуты, Док!
- Еще разряд!




Тихо.

Голос Смерти похож на шорох умирающих листьев:

- Здравствуй, Дин! У меня много дел, будь краток…

Винчестер облизнул сухие губы.

Значит, надо идти ва-банк, начинать с главного:

- Душа Сэма заперта в темнице вместе с Михаилом и Люцифером. Я должен спасти ее… А ты один из немногих, кто может туда вломиться…

- Не продолжай, мне всё это известно… Сейчас, как никогда раньше…

- И что изменилось?

Смерть равнодушно приподнял тонкие веки:

- Вы с братом умерли. Только после наступления смерти можно полностью верно оценить человека и его дела. А после жертвенного отбрасывания физической оболочки становится видно и понятно главное. В человеке обнажается его суть… Для вас с братом наступил момент Истины… Одни преграды рушатся, чтобы на их месте были созданы другие.

- Какие преграды? О чем ты говоришь? - Дин сморщился от необходимости вести переговоры с помощью трудноизмеримых абстрактных понятий.

- То, что у тебя чересчур раздутое чувство собственной важности нами было выяснено при прошлом разговоре… - Дин исподлобья пытался изучать нечитаемое лицо своего мрачного собеседника, гадая, к чему именно стоит готовиться и куда подул ветер. – Дружба с Ангелами Господними, бесконечные воскрешения, преодоление сопротивления Всадников Апокалипсиса, свержение самого Люцифера… Немного ли подвигов для парочки парней из провинции? А, Дин Винчестер? Этот вопрос никогда не всплывал в твоей голове настолько сильно, что его хотелось расчесывать до тех пор, пока не докопаешься до истины? Факты очевидны, а ответа все равно нет…

- Может, я… особенный? – Дин невесело усмехнулся.

- Точнее - Избранный. Но Ангел этого мира, мальчишка Кастиэль, не смог провести порученное ему благовестование должным образом… В результате чего, мы имеем то, что имеем… Мир уже привычно находится на пороге катастрофы, порожденной братьями Винчестерами, которые так и не догадываются о своей истинной сути.

- Со Смертью, конечно, не поспоришь, но… Мы-то тут при чём?!

- Душа Спасителя лежит в основе мира… В нее сам Бог вкладывает наивысшую Красоту и Гармонию – идеальное соотношение частей мироздания, эталонную меру всех существующих вещей. Дитя Бога, спасающее мир, побеждающее Дьявола и порождения его…

- Слушай, Смерть… раньше я не сходил с ума, когда умирал.

Всадник слегка пожал костлявыми плечами:

- В этом отношении ничего не изменилось. Истина в том, что миров – великое множество, но законы, по которым они развиваются – едины. Однажды энергия, лежащая в их основе, начинает делиться на плюс и минус, добро и зло… Затем Бог отправляет в этот мир Спасителя и наблюдает за исходом сражения. В вашем случае сценарий пришлось изменить…

- С чего бы?

- Потому что ваша мама Мэри согласилась на сделку с Сатаной. Ты уже это видел однажды… Теперь не только смотри, но и слушай.

Смерть указал тростью на витрину китайского магазинчика, за которым еще недавно шумела городская улица.

Дин развернулся и, сделав несколько неуверенных, шершавых шагов, дотронулся руками до прозрачного стекла.

В уши тут же ударили звуки, как будто неожиданно включили озвучку старого, когда-то уже просмотренного, фильма.

Юный морпех Джон Винчестер выбирает свою первую машину – «Шевроле» 1967 года выпуска. Дин внезапно понимает, что после своей смерти, он знает об этой машине всё, информация проникает в голову еще до того, как он сумеет сформулировать вопрос. «Импала – наиважнейший объект во всей Вселенной», - так написал о ней когда-то Чак, пророк Господа. А еще: «Первым владельцем этой машины оказался господин Мариарти. Он раздавал Библии бедным, и тем самым готовил народ к Судному дню».

Дин Винчестер явственно осознает, что совпадений в созданном Господом мире не бывает.

Ведь не зря маленький Сэмми однажды нацарапал своё короткое имя на деревянной обшивке кузова их семейного автомобиля… И, подумав, добавил несколько других знакомых букв – «Дин»… Старший Винчестер уверен, что сделанное тогда помогло им справиться с Сатаной…

Боже! Сэмми!

Где же ты?!

Почему так пусто без тебя в мире… Даже сейчас, когда живы мама и папа…

… Хрупкая блондиночка с лучистыми глазами Мэри Кэмбелл целует жениха и легко впрыгивает в только что приобретенный им автомобиль. Светлая, чистая, смелая и слишком уверенная в себе девушка.

Притягательный маяк для непроглядной тьмы.

- Мэри… Мария… Избранная матерью Спасителя этого мира… всё так… всё так… - шепчет за спиной Дина Смерть. – Смотри… Слушай… Смотри… Слушай…

И Дин вглядывается во влажную полутьму, в которой Импала останавливается на берегу реки.

Свидание.

Коробочка с кольцом в кармане Джона. Его сын Дин чувствует, как отцу хочется постоянно прикасаться, нащупывать болтающийся внутри одежды твердый квадратик, вновь и вновь убеждаясь: «На месте».

Поцелуй.

Легкие мамины руки ложатся на мужские плечи. Она откидывает голову и смотрит на Джона. Улыбается. И его глаза… такие сияющие… такие счастливые… Дин никогда больше не видел таких у отца…

Дверь Импалы резко распахивается. Джона рвут с водительского места.

Крик Мэри.

Кажущееся легким движение.

Свернутая шея…

Тело отца на мокрой траве, покрытой бурыми пятнами опавших листьев.

… И Дин беззвучно кричит, задыхается за стеклом, пробует проткнуть ногтями гладкую поверхность, сделанную, похоже, из самой крепкой на свете стали. Он видит, как к месту трагедии стягиваются Жнецы, как светлыми стрелами с неба пикируют Ангелы Господни, как темной клубящейся массой наползает из-за деревьев черный демонский дым…

Тесное плотное кольцо, в середине которого золотоволосая девушка рыдает над телом своего жениха.

- Почему так много… почему их так много?..

- Решается судьба мира… От прихода одной души зависят жизни миллионов… Единственное существо во Вселенной Господь наградил правом выбора… Только Человек всё и всегда решает сам.

- Мама не знала… Она ничего не знала!

- Мэри надеялась перехитрить Судьбу, обмануть Смерть… Вот ее решение… Господь принял его.

… Желтоглазый за стеклом приближает свое лицо к Мэри Кэмбелл.

И Дин Винчестер жалеет, что не может убить его второй раз.

Демон глумливо выдыхает:

- Я могу устроить так, что твой женишок оживет…

- А что взамен? Моя душа?!

- Прибереги ее для себя… Мне нужно лишь разрешение…

- На что?

Желтоглазый присел на ледяную траву рядом с Мэри и прищурился от самого сильного удовольствия – истязать чужую, беззащитную человеческую душу:

- Крошка… Ровно через десять лет ты родишь сына. Можешь назвать его, как угодно… Хоть Сэмюил, в честь убитого отца… Ну, и чтобы я не ошибся отыскивая мальчишку, - демон поднес к своим ярко-красным губам безвольную руку девушки. – Обещаю, что он будет для меня, как родной… Особый ребенок… Но самое главное, полностью исполнятся твои мечты: освободишься от семейного дела, заживешь нормальной жизнью… Муж, дом и белый заборчик… И это все только за то, чтобы один раз заглянуть к вам на огонек… Прошу, не мешай мне погостить… Это очень выгодная сделка. Решилась?
Мэри бессильно кивает.

- Нет!!! Мама, нет… Не отдавай, не продавай Сэмми… Он такой хороший… Ты просто еще не знаешь, какой он, мама… - Дин безнадежно бьется головой о стекло.

Затем медленно оборачивается, приваливаясь спиной к витрине, неотрывно смотрит в глаза Смерти:

- Сейчас я понимаю, почему Кастиэль перенес в прошлое только меня… И лишь твердил: «Увидишь истину, чтобы понять, что скрыто…» Все дело в сделке…

- Всё дело в душах, в той силе, что в них заключена, – тихим эхом откликнулся Смерть. – Они как кирпичики, из которых построен мир… Отдельные ноты в единой мелодии Бога. Чтобы хаос обрел гармонию нужен «скрипичный ключ» - Спаситель. Соединение всех природных начал…

Дин вскидывается, боится услышать ответ на свой вопрос:

- Сэм? Мой Сэмми?

В глазах Смерти, как показалось, на короткое мгновение мелькнули теплые искры, его тонкие бескровные губы расползлись в стороны в подобии улыбки. Но слова падали тяжелыми дождевыми каплями:

- В этом мире мать Спасителя заключила сделку с Сатаной. Неслыханный поступок, отдаливший Господа от каждого из здесь живущих. Чтобы увести душу Сына Своего из-под удара, Бог решил поместить ее в два разных тела. Но душа – не торт, ее нельзя нарезать на куски. Будучи разъединенной, она осталась единой. Две половины стремятся друг к другу, невзирая ни на какие преграды. Сила притяжения настолько велика, что не устоят ни рай, ни ад, ни темница Люцифера… Ты понимаешь, о чем я говорю? Извлекая душу Сэма, я не оказываю услуги братьям Винчестерам, но лишь спасаю мир, сохраняя в нем равновесие, устраняю глобальное возмущение. Всё дело в душе, Дин. В вашей с братом единой душе, призванной спасти людей этого мира от власти Сатаны…



- Адреналин!
- Шесть минут, Док! Не вытащим!
- Укол! Разряд!



Дин застыл, замер. Скользнул спиной по ледяной глади стекла, опустился на пол, обхватив голову руками.

Смерть возвышался над ним, не переставая говорить:

- Азазель не лгал. Единожды в каждый из миров приходит особый ребенок, не предтеча, не пророк, но Сын Божий. Сатане всегда даруется знание о его приходе, однако более конкретными сведениями он не владеет… И тогда «иродами», которые находятся во власти демонов, убиваются тысячи невинных младенцев в поисках нужного… А поскольку в этом мире Избранных Спасителей оказалось двое… Извиним Господа, но деление душевных качеств произошло только по ему ведомым законам, - Смерть сложил костлявые руки на набалдашнике трости. – Хотя замысел его мне понятен. Богом изначально решено, что борьба с Сатаной ведется лишь в душах и сердцах людей. Это скрытая битва, что, однако, не делает ее менее кровавой… и… великой…

Закрытые глаза не служили преградой, не даровали желанного отчуждения, не останавливали слов, вонзающихся в сознание острыми лезвиями:

- Пойми, Дин… твой брат… Сэм… Он – обнаженная душа, созданная Господом исключительно для сражения с Люцифером… Идеальное оружие… Только этой душе предначертано познать всю суть и силу Сатаны, быть искушаемым и победить… Будучи живым Спаситель любого мира проходит и рай, и ад, оказывается убитым и воскрешенным… После чего его душа становится подобно освежеванному телу… Ты – броня, опора своего брата, его внешние усилия, его вера в Господа… Но, самое главное, - его любовь, через которую он любит и весь остальной мир…

- Нет!.. Пожалуйста, нет… - не слёзы, лишь горький шепот.

- Это не всё, Дин… не всё… Во всех мирах Сын Божий подвергается гонениям… Его награда за спасение мира - терновый венец безумца… слава лжеца и грешника… потворщика темных сил… До самого восшествия на свою Голгофу – место казни, которое у каждого - свое… Окончание миссии… Для вас с братом – единой. Спасение мира. Разъединить вас невозможно. Смерти для вас нет. Как и нет жизни друг без друга… Единая энергия, требующая слияния… Только так вы перестанете взывать к родной душе через время и пространство, пренебрегая законами мироздания…

- Что это значит?

Смерть промокнул бескровные губы:

- Что ты чувствуешь к своему брату? Назови нить, которой вы намертво сшиты?

- Любовь…

- Что Сэм испытывает по отношению к тебе?

- Любовь… беспредельную… бесконечную… святую…

Смерть вскинул брови, и его глазницы показались бездонными:

- Познай брата своего… Как человека… Как мужчину… Оберни искалеченную душу своей живой плотью. И вы обретете покой. Энергетические потоки замкнутся. Сообщающиеся сосуды разъединятся… Мир обретет стабильность.

- Так просто…

- Нет! Очень сложно, Дин… Вам нужно перестать быть Спасителями этого мира и, наконец-то, стать обычными людьми… Просто людьми… Прими решение, Дин… Решение!..


- Ну же, парень! Помоги нам!
- Критические семь минут…
- Заводи сердце, Дин!!!



… Иди путями сердца твоего – и тебя поведет Его рука.

Крики Сэмми, прикованного в бункере, леденят кровь.

Брат наедине со Смертью.

К нему возвращается многострадальная, измученная, окровавленная душа… Та, что одна на двоих…

И Дин знает это также точно, как будто это ему вскрыли грудную клетку и уже оттуда просунули руку прямо в головной мозг.

Как хочется облегчить страдания брата!

Но всё, что остается - пялиться в пустоту и ощущать легкий, беспрестанный зуд в голове, где фрагменты посмертного знания притягиваются друг к другу, словно куски живой мозаики, образуя единую картину.

Ее видит только Дин.

О ее существовании не узнает ни один живой человек.

Одни преграды рухнули, но на их месте появились другие…

Рвущийся, страшный голос Сэма:

- Нет, пожалуйста! Никто из вас не знает, что со мной будет…

Дин знает.

Он всегда это знал, еще до того, как шагнул за границы, проложенные Смертью для любого обыкновенного человека…

Ведь на земле есть кое-что сильнее смерти…

И он час за часом молча сидит у постели младшего брата, потерявшего сознание после болезненной процедуры.

Приставная табуреточка слишком низкая, поэтому взгляд беспрестанно упирается в большую руку Сэма, перевитую выпуклыми, напряженными венами.

Они наедине.

И можно прикоснуться к этой руке… Едва притрагиваясь к чувствительной коже проложить карту их общей жизни, на которой кровеносные сосуды переплетены, как сетка бесконечных американских дорог.

Дин обводит бугорки костяшек дрожащими пальцами, просовывает свою руку внутрь огромной расслабленной ладони и надеется, что брат недоуменно вздрогнет и сожмет ее крепко-накрепко: «Привет…»

Так же, как делал это будучи совсем маленьким, неразумным, повинуясь первому хватательному рефлексу. Тогда Сэм любил лежать на круглом животе, прямо на торчащем пуговичном пупке. Он старательно топорщил непропорционально большую голову и упрямо выбрасывал длиннющую руку вперед – к блестящему разряженному пистолету, специально положенному вдалеке от него: учили ползать.

Джон сидел за столом, невесело улыбался в клочковатую бороду и, словно бумагу, комкал в кулаке очередную жестяную банку из-под пива.
А Дин опускался на колени перед кроватью и наблюдал за упрямо ползущим вперед Сэмом, страховал мелкого от падения.

С ним всегда так, с его Сэмми… Можно свалить, заставить уткнуться лбом в землю и видеть перед собой только расплывчатые пятна вместо целостной картины. Но его брата нельзя победить. Их вместе нельзя победить. Потому что сила человеческой души измеряется не только в количестве свалившихся на нее испытаний, но и в способности чувствовать любовь…

- Ох, Сэмми… - Дин с горечью утыкается лбом в плечо брата, вдыхает знакомый с детства запах родного тела. - Мне бы так хотелось исполнить твои мечты, подарить тебе нормальную, обычную человеческую жизнь… Домик-заборчик-собака… Много–много солнечных и спокойных дней… Но я так люблю тебя… И так боюсь потерять… Потому что… ну… просто я не умею без тебя жить, братишка…

Грудь младшего Винчестера спокойно вздымается в такт едва слышным словам. Кажется, что после возвращения души, какой бы истерзанной она ни была, лицо Сэма изменилось – утратило надменную жесткость и отстраненную чуждую холодность.

Сейчас Дину не страшно прижиматься горячей, мокрой от слез щекой к его щеке, воровать поцелуи тонких неподвижным губ, пропускать сквозь пальцы длинные пряди волос… Не бояться, но стремиться разбудить, вернуть обратно в этот мир… Вернуть себе родную душу, жизнь.

- Прости меня, Сэмми… Ты всегда был сильнее, умнее, чище... Мне мама срезала корочки с бутербродов, а тебя… еще до рождения… а я, когда рос… дурак… и папа… часто смотрел на тебя… как будто видел пожар в детской… Мы сделали тебя виноватым… Все! А ты молчал… А глаза такие, что… душа на части… Только если сильно тяжело – уходил… Мы искали… возвращали… мучили… прощал. Ты всегда умел прощать, Сэмми. Понимать. И любить, как никто в мире. Ты даже чертов поводок Люцифера умудрился содрать с шеи Смерти! Выходит, сам себя из темницы освободил… Я не смог, облажался с мертвецким кольцом… Там девчонку надо было забрать… Маленькая… Пожалел… Дурак… И ведь некому, представь, сказать, какой я идиот! Мир есть, дома разные, заборчики… даже собаки бегают… А тебя нет – пусто… Как будто не по улицам ходишь, а бредешь по какому-то мрачному туннелю… а вокруг – чужие мертвые лица… Голосов нет – тихо. Только ты рассеиваешь тьму, Сэм… И как бы мне не хотелось… Как бы ни была сильна моя любовь… я не смогу сломать преграду… Оставить тебя только себе… Прости… Я принял решение.

… Алкоголь – хорошее средство для обезболивания душевных ран.

Пить – значит ждать, торопить время.

Пить – значит верить…

Обманывать себя, бояться, стремиться забыть…

Тихий шорох шагов за спиной.

- Дин?

- Сэмми…

Объятия настолько сильные, что, кажется, сломаются грудные клетки и души перетекут, соединятся одна с другой. Нельзя, невозможно… Это единственный козырь, который у них есть, чтобы продолжать борьбу – с ангелами и демонами, князьями рая и ада, смертью, судьбой… всем миром.

Пусть лишь мгновение вместе…

Только минуту…


The end.

@темы: пре-слэш, основная выкладка, день первый, авторский фик, wincest!fest 2013, G, 6 сезон

Комментарии
2013-05-13 в 18:16 

**Натали**
«А что, если прав ты, а не они?»
Читать дальше. Местами спойлерно

2013-05-13 в 20:43 

Гнев Иштар
Сегодня лучший день в моей жизни!
Автор, спасибо за историю, на некоторые вещи канона посмотрела совсем по новому :hlop: :white::kiss:
Спасибо за ваших мальчиков, особенно за Дина и его эмоции! :heart:

2013-05-14 в 00:52 

Тёмная Нимфа
котлетка
ох, автор! просто душу на части :weep3:
невероятный Дин - спасибо вам за него такого :heart::heart::heart:
ну и - с удачным началом феста!

2013-05-14 в 23:38 

Ramika
моему фандому фотошоп не нужен©
весь текст - он как обнаженный нерв и каждое прикосновение к нему обжигает болью
С тех самых пор, как его младший брат Сэм шагнул в горнило темницы Люцифера, прихватив с собой не только Сатану, но и его, Дина, душу.
На земле остался лишь кусок бесчувственного, окровавленного мяса, который почему-то привычно называли «Дин Винчестер».
- это страшно, но еще страшнее то, что это на самом деле правда,и если Дин умрет там на столе, то он не будет чувствовать ничего. даже освобождения

Потом встретить такого же мертвого, совершенно бездушного Сэма и радоваться, и шептать в бреду: «Слава Богу, я наконец-то умер! Это рай! Мы вместе…» от такого "вместе" с таким "вместе" не убегать, а наоборот оставаться рядом может лишь тот, кто может так растворятся в любви и так стремится к ней отдавая всего себя
Поступок матери, женщины, которую Дин боготворил и любил, стал для него е просто предательством, он стал крахом всего того во что он верил, и у него остался только Сэм - единственный центр всего для него
- Нет!!! Мама, нет… Не отдавай, не продавай Сэмми… Он такой хороший… Ты просто еще не знаешь, какой он, мама… - Дин безнадежно бьется головой о стекло.

а потом слова смерти жестокие в свое откровенности, снимающие всю шелуху, то, что он боялся принять и увидеть
- Что ты чувствуешь к своему брату? Назови нить, которой вы намертво сшиты?

- Любовь…

- Что Сэм испытывает по отношению к тебе?

- Любовь… беспредельную… бесконечную… святую…

Смерть вскинул брови, и его глазницы показались бездонными:

- Познай брата своего… Как человека… Как мужчину… Оберни искалеченную душу своей живой плотью. И вы обретете покой. Энергетические потоки замкнутся. Сообщающиеся сосуды разъединятся… Мир обретет стабильность.

- Так просто…

- Нет! Очень сложно, Дин… Вам нужно перестать быть Спасителями этого мира и, наконец-то, стать обычными людьми… Просто людьми… Прими решение, Дин… Решение!..

он справится, он сможет
спасибо!)))

2013-05-15 в 14:35 

Котик
—По-моему, я гей. —Ты же девушка! —Пиздец, я ещё и девушка ■
Огромное спасибо за историю! Читала затаив дыхание. И блин.. трепетом! Трактовка мифологии СПН - потрясающе!!! Сижу в легком шоке, от развернутой картины! Еще раз спасибо!

2013-05-16 в 10:15 

lady_jane
Храни меня Господь в сухом, прохладном месте (c)
Очень интересная идея, и главное, в нее веришь. Спасибо за текст!

2013-05-18 в 19:19 

спасибо за свежий взгляд на их историю:heart:

2013-05-18 в 22:45 

оч.понравилось,сильная вещь,спасибо!

2013-05-31 в 13:18 

Velrudi_J2
Каждый день надежда лечь пораньше умирает где-то в интернете...
Сильный текст! С надрывом... Надолго оставил впечатление! :hlop:

2013-06-03 в 13:50 

Сундук Мертвеца
Зануда и тормоз
Интересно. ))

Любопытно, что в таком случае сделалось с общей душой братьев, когда Дин попал в ад? :hmm:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

wincest!fest

главная